Атака мертвецов. Русские не сдаются.

Во время Первой мировой войны десятки русских солдат, отравленных газовой атакой, поднялись от близкой смерти, чтобы отбить немцев и превратить атаку превосходящих сил в паническое бегство.

«Атака мертвецов» во время обороны крепости Осовец 6 августа 1915 года — одна из наиболее впечатляющих страниц отечественной истории. Несмотря на многочисленный перевес, немцы не смогли справиться с погибающими после химической атаки русскими солдатами. Но вернемся чуть назад.

Осовец. Крепостная церковь.

В 1882 году на возвышении возле селения Осовец начали строительство форта-заставы площадью в 1 кв. км, рассчитанного на 60 тяжёлых орудий. Однако ширина перешейка суши, ограниченного болотами, была больше участка, контролируемого огнём орудий, поэтому на правом берегу Бобра для прикрытия переправы через него построили форт №2, получивший название Заречного. А юго-западнее основного форта возле Шведской переправы (здесь в 1708 году переправлялись войска Карла XII) был возведен форт №3, который назвали Шведским.

Заречный форт сейчас

Так, важный железнодорожный узел Белосток прикрывала Осовецкая крепость, которая располагалась недалеко от места впадения в реку Нарев её притока реки Бобр и перекрывала узкий перешеек суши, ограниченный непроходимыми болотами с севера и юга.

От главного форта в сторону Заречного и Шведского фортов были насыпаны гласисы – земляные насыпи высотой до 2 м, направленные пологой частью в сторону вероятного противника. Ограниченная фортами и гласисами территория получила название плацдарма, на котором возвели батареи, пороховые погреба, казармы, склады, жилой городок и прочие строения.

Настроение гарнизона, несмотря на весьма тяжёлые условия, было в высшей степени бодрое и уверенное.

По приказанию коменданта крепости духовой оркестр крепостной артиллерии (вначале и полков, имевших свои оркестры) ежедневно в 7½ часов вечера выходил на центральное убежище и, обратив раструбы в направлении позиций противника, играл: «Коль Славен», как хвала Богу, сохраняющему нас, «Гимн», как выразитель нашей верности Родине и «Марш», как выражение доблести нашей. Мощные звуки, долетая до слуха противника, указывали ему, что твердыня наша несокрушима и гарнизон шлёт ему свой гордый вызов…

…Рельефным выразителем настроения гарнизона и уверенности коменданта крепости в конечной победе могут служить взгляды последнего и отношение к соседней левофланговой армии, наступавшей с целью спасти крепость в середине февраля, когда немцы бомбардировали её 42-сантиметровыми орудиями. Вся Россия, а может быть и весь мир, следя за обороной крошечной крепости, ждали, может быть, что ей не устоять в неравной борьбе; так видимо думал и командующий соседней армией, а потому последний торопился выручить крепость. Но комендант крепости, понимая положение вещей, 17 февраля в 10 часов утра в разгар бомбардировки крепости самыми тяжёлыми калибрами, когда наблюдая со стороны за крепостным районом, над коим беспрерывно поднимались огромнейшие столбы дыма, земли и пр., казалось, что ничто не может устоять силе и интенсивности бомбардировки, посланную оперативную телеграмму начальнику штаба армии заключил следующими словами: «Имея в виду, что на флангах крепости спокойно, верки крепости, артиллерия и гарнизон вполне сохранили обороноспособность, прекрасное настроение духа гарнизона и на то, что несмотря на все попытки неприятеля, нами удерживается Сосненская передовая позиция, осмеливаюсь почтительнейше просить Ваше Высокопревосходительство Командующего армией не приносить лишних жертв для ускоренного освобождения крепости от осаждающего неприятеля», и эта телеграмма дала возможность армии приостановить наступление, так как общее положение на фронте всех армий вынуждало ограничиться только оборонительными действиями, чем была сохранена не одна тысяча человеческих жизней.

Первые стычки…

После взятия крепости немцам бы открывалась дорога на Вильно, Гродно, Минск и Брест. Т.е. потеряв крепость мы потеряли бы Литву и Беларуссию.

Кухня 226-го пехотного Землянского полка

В силу своего расположения, близкого к довоенной русско-германской границе, крепость подверглась нападению уже в сентябре 1914 года – к её позициям подошли подразделения 8-й германской армии в количестве около 40 батальонов, которые попытались взять штурмом передовые траншеи. В их тылу развернулись 60 штурмовых орудий калибром до 203 мм, что значительно превышало мощность крепостной артиллерии, основную часть которой составляли устаревшие 152-мм пушки образца 1877 года. Но даже с таким вооружением русские войска смогли дать достойный отпор врагу.

После первого обстрела 26 сентября началась контрбатарейная борьба, а атаки немцев на полевые позиции, вынесенные западнее фортов крепости, были подавлены шквальным артогнём. На следующий день последовали две фланговые атаки русских войск, в результате которых противник был вынужден отвести от крепости свои войска и в 1914 году больше её не тревожил. За успешное отражение нападения коменданта крепости генерал-лейтенанта К. А. Шульмана наградили орденом Святого Георгия 4-й степени. После этого Шульмана отстранили от командования крепостью (только в сентябре 1915 года ему доверили 30-ю резервную пехотную бригаду). Был ли генерал ранен, или что-то в его действиях не устроило командование – об этом история умалчивает. Гарнизон возглавил бывший начальник артиллерийской службы генерал-майор Н. А. Бржозовский, который до 8 апреля 1915 года был временно исполняющим обязанности, а затем официально вступил в должность.

После первого штурма защитникам крепости стало понятно, что их передовые позиции устроены слишком близко к предпольным укреплениям цитадели. По этой причине противник мог вести относительно прицельный огонь по плацдарму. Чтобы исправить положение, позиции (состоявшие из траншей, ходов сообщений и многорядных проволочных заграждений) отодвинули от крепости на дистанцию в 8–10 км. Основными укреплениями, прикрывшими подходы к Заречному и Шведскому фортам, стали траншеи между селениями Сосня и Бялогронды, которые назывались Сосненскими позициями. Чтобы увеличить дальность ведения огня крепостной артиллерией, из Кронштадта в Осовец доставили две 152-мм дальнобойные скорострельные пушки системы Канэ.

комендант крепости генерал-майор Н. А. Бржозовский

Второй штурм немецкие войска предприняли в феврале-марте 1915 года. Перед этим, в последних числах января, под давлением превосходящих сил противника из района Иоганисберга в сторону Осовца начала своё отступление русская 57-я пехотная дивизия численностью около 5,5 тыс. человек. Ведя арьергардные бои, она отходила к позициям перед крепостью, которые наличный гарнизон спешно готовил к обороне.

22 февраля началась осада Осовца. Для разрушения укреплений крепости и подавления её батарей немцы собрали несколько десятков осадных орудий калибром от 107 до 305 мм, а «вишенкой на торте» стали несколько мощнейших 420-мм орудий (неофициальное название – «Большая Берта»). При штурме укреплений бельгийской крепости Льеж двум «бертам», как правило, хватало дня, чтобы вывести из строя один форт. Немецкие артиллеристы установили их на расстоянии, недостижимом для снарядов устаревших 107-мм и 152-мм русских пушек. Однако немцы не знали о привезённых в Осовец двух 152-мм пушках Канэ.

Большая Берта

420-мм мортира могла делать один выстрел в 8 минут и посылала 900-килограммовый снаряд на 14 км. Фугас взрывался, оставляя после себя воронку диаметром 10 м и глубиной 4 м. Разлетавшиеся осколки убивали на расстоянии до 2 км. Стены французских и бельгийских гарнизонов к такому подготовлены не были. Союзные войска, сражавшиеся на Западном фронте, окрестили Берту «убийцей фортов». На взятие очередной крепости у немцев уходило не более двух дней.

25 февраля началась бомбардировка. Немцы обрушили шквал снарядов на батареи, форты и полевые укрепления. Огонь корректировали пилоты аэропланов, а также артиллерийские наблюдатели, поднимаемые в воздух на воздушных шарах. Свидетель обстрела майор Спалек позднее писал в польском журнале «Saper i Inżynier Wojskowy»:

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»

Мортира – Шкода

Командование 12-й армии просило генерала Бржозовского продержаться хотя бы 48 часов, но на самом деле бомбардировка была устрашающей только с виду. Пробить укрепления форта 305-мм снаряды (пушка – мортира “Шкода”) не могли, а 420-мм – толком в них не попадали. Как только «Большие Берты» начали обстрел, русские пушки Канэ вступили с ними в дуэль на пределе дальности своей стрельбы. Благодаря агентурной информации и данным, поступившим от воздухоплавательной роты, в крепости хорошо знали расположение батареи сверхмощных немецких пушек. Немецкое же командование отнеслось к маскировке своих орудий небрежно, не ожидая, что в распоряжении противника могут оказаться артсистемы, способные добить до их позиций. Поэтому в тот же день, когда 420-мм батарея открыла огонь, она была уничтожена. Из строя вышли, как минимум, две «берты», успевшие выпустить по крепости лишь 30 снарядов (по крайней мере, столько воронок и попаданий насчитал гарнизон). Всего же, по данным С. А. Хмелькова, до 3 марта немецкие канониры выпустили по крепости до 200 тыс. снарядов, однако в районе крепости было зафиксировано только 30 тыс. воронок (значительная часть попаданий пришлась на заболоченные места, реку и рвы с водой, в которых снаряды исчезали бесследно). Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

Бетонные убежища Нового форта и броневой наблюдательный пост

В стремлении подавить артиллерию крепости немцы мало обстреливали полевые позиции, поэтому потери в людях Осовец понёс небольшие. Таким образом, не было выполнено главное условие успешного штурма – артиллерия крепости осталась неподавленной, а без этого её штурм пехотой оставался обречённым на провал. Поэтому немцы прекратили обстрелы, отвели осадную артиллерию, а вскоре сняли с позиций и часть пехоты. Но полностью от идеи взять Осовец они не отказались.

Русские солдаты в окопах

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжелых потерях среди личного состава, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские подразделения смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

Оборона Осовецкой крепости (январь—март 1915 года)

Немецкая газовая батарея готовится к началу газовой атаки.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца… Русские инженеры заметили начало каких-то крупных земляных работ на немецкой стороне, но понять их характер не смогли. Позже стало известно, что противник начал обустраивать позиции для более чем тридцати газобаллонных батарей, вооружённых несколькими тысячами баллонов с отравляющим газом. Тринадцать дней немцы ждали, когда подует благоприятный для них западный ветер, и 6 августа в 4:00 начали газовую атаку. На Сосненских позициях в это время находилось девять русских рот, из которых пять регулярных Землянского полка города Воронежа и четыре – ополчения. Против них противник сосредоточил двенадцать батальонов 11-й Ландверной дивизии, за которыми находились ещё шесть батальонов. Их атаку поддерживали 24–30 осадных орудий.

Газовая атака немцев.

Сплошная пелена зелёного газа шириной в 2 км поползла над землёй в сторону крепости, поднимаясь на высоту до 15 м. Через 5–10 минут газ достиг Сосненских позиций. Темно-зеленое облако яда проникло на глубину более 20 км. На тот момент русские солдаты не имели никакой защиты от отравляющих веществ, кроме почти бесполезных тряпичных повязок. Первыми погибли солдаты, находившиеся в секретах и разведывательных партиях, затем стали задыхаться солдаты рот, занимавших передовые траншеи. 9-я, 10-я, 11-я роты и рота ополченцев, державшие оборону в центре позиций, погибли полностью, а от 12-й роты, находившейся слева (на 3-м участке), осталось всего 40 человек. На правом фланге на запасной позиции у села Бялогронды из трёх рот выжило 60 человек (по данным М. С. Свечникова и В. В. Буняковского – 20).

Жертвы газовой атаки

После выпуска газов в небо взлетели красные ракеты, и в атаку пошли немецкие пехотные роты численностью около 7500 человек. Через их голову немецкая артиллерия нанесла удар по окопам, траншеям и ходам сообщения Сосненских позиций, после чего перенесла огонь в глубину русской обороны (таким способом немцы пытались пресечь попытки выдвижения резервов из крепости). Немногие выжившие защитники траншей были обессилены газами и не могли оказать какого-либо сопротивления. На 1-м участке позиций двум оставшимся пулемётчикам хватило сил лишь закопать в песчаное дно траншеи свой разобранный «максим». На 2-м участке также почти никого не осталось, а выживших немцы добили.

Однако немцы отравили газом и самих себя. 76-й Ландверный полк потерял около тысячи человек, которые слишком сильно забрали влево и попали в полосу газовой атаки. Тем не менее, его солдаты захватили 4-й участок обороны и село Сосню, откуда ударили во фланг 3-му участку, но столкнулись с неожиданным препятствием. Один из уцелевших пулемётчиков, имя которого навсегда останется неизвестным, отошёл от села и закрепился в траншее, которая вела во фланг 3-й позиции. Отравленный газами, он успел выпустить во врагов две ленты (не менее 500 патронов), усеяв трупами всё пространство перед собой. Немцы смогли приблизиться к пулемётчику лишь в тот момент, когда он вставлял в пулемёт третью ленту. Озверевшие от нанесённых им потерь, немцы изрубили героя в клочья.

Между тем, на 3-м участке всё ещё сопротивлялась 12-я рота. Немцы пытались обойти её траншеи с тыла, однако не преуспели в этом. Правее, на резервной позиции близ села Бялогронды, держали оборону два пулемётчика и стрелки.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский (1894–1915).

Начальник Сосненской позиции капитан Потапов выдвинул из резерва роту ополченцев, которая заняла последний (тыловой) ряд траншей на бугре, после чего запросил подкреплений у командования гарнизоном. Генерал Бржозовский приказал артиллерии крепости поставить огневую завесу на первой и второй линиях траншей Сосненских позиций (чтобы не дать немецким подкреплениям приблизиться к уже прорвавшимся вперёд ротам), а подпоручик Владимир Котлинский, командир 13-й роты Землянского полка, где уцелело несколько десятков солдат возглавил контратаку русских. К ней подключились остатки 8, 12 и 14 рот. Сколько человек принимало участие в контратаке? Источники приводят разные цифры, в живых осталось не больше сотни солдат.

Когда немцы увидели контратакующих, ужас от этого зрелища превысил их силы. Русские выглядели как восставшие из могил мертвецы. Обмотанные тряпками лица, изувеченные ожогами тела, содрогающиеся от жуткого кашля, при котором буквально вылетали куски легких, плоти и кровь.

Итак, роту повёл вперёд её командир подпоручик Котлинский, который, как и все его солдаты, получил газовое отравление, но остался в строю. Под огнём противника рота преодолела 1 км, отделявший её от Сосненских позиций, после чего рассыпалась цепью и повела наступление вдоль железной дороги. Свидетельство очевидца тех событий напечатала в 1915 году газета «Русское Слово»:

«Когда участок полотна железной дороги был нами пройден, когда до немцев оставалось 300–400 шагов, Котлинский приказал роте залечь под холмом, а сам вышел под ураганным огнём противника на открытое место и в бинокль осмотрел расположение его сил… Выбранное им место для атаки оказалось удачным»

В современных описаниях можно встретить рассказы о том, что увидев живых русских солдат, выбегавших из хлорного тумана, немцы пустились наутёк. На самом же деле они открыли шквальный пулемётный и ружейный огонь, в результате которого часть русских солдат погибла. Смертельное ранение получил и подпоручик Котлинский, успевший передать командование подпоручику Стржеминскому. В ротном журнале боевых действий указывалось:

«В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело».

Около 60 русских солдат пошли в штыковую атаку (патронов уже не было) на 7 500 немцев, немцы увидели 60 русских, которые от хлора, можно сказать выплевывали свои легкие, уж таковы действия этого яда.

Понятно, что даже стрелять метко в таком состоянии нельзя, но сама картина этого всего заставила немцев бежать. 60 человек заставили отступить грозную армию Германии. Думаю, это одна из героических страниц русской истории, по сравнению с защитниками Осовца блекнут даже 300 спартанцев, ведь там сражались живые люди, а тут полумертвецы.

Паника среди немцев началась, когда они сошлись со своим противником в рукопашной схватке. Немецкие солдаты, как и их командиры, были полностью уверены, что газы сделают всё дело, и никакого заметного сопротивления они не встретят. Но когда на немцев из уже поредевших клубов газа пошли в атаку люди с кожей, позеленевшей от окиси хлора, они бросились наутёк. На плечах противника русские солдаты ворвались во вторую линию траншей, где им удалось отбить невредимыми противоштурмовые орудия и пулемёты, которые немцы захватили несколькими часами ранее.

Далее землянцы начали прорываться к хутору, носившему название «дворы Леонова». Здесь между траншеями второй и первой линий 1-го участка Сосненских позиций были натянуты проволочные заграждения, разделявшие немецких и русских солдат. Пройти через них можно было только по соединительному ходу, который простреливался немцами.

Артиллерия крепости сосредоточила огонь на дворах Леонова, где из-за своей скученности немцы понесли огромные потери. После этого русские солдаты забросали соединительный ход гранатами и ворвались в первую линию траншей. Мало кто из немцев смог вырваться из этой ловушки – большинство навсегда осталось на проволочных заграждениях, узкие проходы в которых не могли пропустить всех «желающих». Те же немногие, кто выжил, после этого долго страдали нервными расстройствами и распространяли легенду об атаке «мертвецов».

Ход боевых действий на Сосненских позициях 24 июля (6 августа) 1915 года

Сергей Хмельницкий

Сергей Хмельницкий, один из защитников крепости, переживший газовую атаку, вспоминал:

“любой живой человек, стоявший снаружи на плацдарме крепости, был отравлен до смерти…трава почернела, повсюду были разбросаны лепестки цветов…мясо, масло, сало, овощи были отравлены и признаны непригодными к употреблению… Катастрофа… Крепость была совершенно не готова к газовой атаке. Не было никаких планов, никаких ресурсов для коллективной и индивидуальной защиты гарнизона, и противогазы, отправленные нам, были мало полезны”, – писал Хмельницкий.

Так немцы и не взяли крепость, ещё через 3 недели русские оставили её сами из-за угрозы окружения. 3 недели атаки отбивал всего лишь один полк, который умудрялся по ночам по немного производить эвакуацию крепости. Герои и только герои, не сдались и не взяли взятку, которую предлагали немцы, продержались не 2 дня, а 190 дней, до конца защищая границы своего великого государства.

На конец августа в крепости оставались лишь сапёры, инженеры гарнизона и часть артиллеристов. Все укрепления четырёх фортов были заминированы пироксилином, который в изобилии хранился в погребах. Четыре оставленные 150-мм пушки вели огонь, изображая присутствие всей артиллерии, после чего в 19:00 сапёры подожгли здания, а в 20:00 последние защитники Осовца подорвали заряды, заложенные в укреплениях, и отступили.

“Я не могу описать гнев и ярость, которые охватили наших солдат, когда они направились к своим отравителям, немцам. Тяжелые винтовки, пулеметы, тяжелая шрапнель не могли остановить натиск обезумевших солдат”, – писал неизвестный выживший в газете “Псковская жизнь” в 1915 году.

 Шестьдесят человек открыли огонь, закрыв лица окровавленными тряпками, дрожа и кашляя, буквально выплевывая куски легких на окровавленные рубашки. Хотя они были истощены и отравлены, они продвигались с единственной целью сокрушить немцев”, – объясняет очевидец.

Обрушив на Осовец более 400 тысяч тон снарядов, немцы смогли войти в крепость лишь 9 августа (по новому стилю — 22 августа) 1915 года, когда она была оставлена по приказу командования в связи с общим отступлением войск Северо-Западного фронта. При этом все вооружение было вывезено, а укрепления взорваны, что позволяет военным историкам считать крепость Осовец непобежденной. И подтверждением тому резолюция императора Николая II, начертанная на рапорте коменданта Осовца: “Выражаю самую горячую благодарность всему составу доблестного гарнизона Осовца”.

История о русских солдатах, которые встали среди клубов хлорного газа и бросились на врага, стала легендарной. Участники «атаки мертвецов» стали героями песен и видеоклипов, о них снято несколько документальных фильмов. Однако мало кто вспоминает об артиллеристах, чьи действия решили исход этого сражения, о героической 12-й роте и о безвестном пулемётчике, уложившем множество врагов.

Осовец и закладной камень в честь 226-го пехотного Землянского полка в с. Землянске Воронежской области

Сто пять лет назад произошло событие, вошедшее в историю под названием «атаки мертвецов». 24 июля (по новому стилю – 6 августа) 1915 года защитники крепости Осовец успешно контратаковали немцев, несмотря на то, что многие из русских солдат были отравлены газами.

Что знает современный человек о подвиге своих предков, земляков?

Через 9 лет, когда уже поляки решат восстановить крепость, они найдут там часового. Который все 9 лет защищал склад. Полякам пришлось объяснять, что государства, которое он защищает больше нет, нет и царя больше и что вообще мир изменился. Так и закончилась героическая история защитников крепости Осовец.

Раздача пищи из котлов на Заречном форту чинам 226-го пех. Землянского полка

P.S.: В начале июля 1915 года под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм крепости, для которого было сосредоточено:

  • 13 — 14 батальонов пехоты,
  • 1 батальон сапёров,
  • 24 — 30 тяжёлых осадных орудий,
  • 30 батарей отравляющего газа.

Со стороны русских передовую позицию крепости Бялогронды — Сосня занимали пять рот 226-го пехотного Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.

Руины Осовецкой крепости на немецкой открытке.

 

 

Варвара “Варя” Стрижак — «Атака Мертвецов, Или Русские Не Сдаются!» КЛИП

Группа «Ария» — «Атака мертвецов» КЛИП

Атака мертвецов – КЛИП

Тишину прошлых дней не тревожь…

Атака русских мертвецов: оборона крепости Осовец – ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ

Атака мертвецов: Осовец – КОРОТКОМЕТРАЖНЫЙ ФИЛЬМ

 

Миссионерский отдел Усманского благочиния

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

11 + десять =